• Энерго напитки: ужасы и факты
  • Улица Окулова в осеннюю пору может стать улицей Мешкова


Организаторы Полного диктанта: мы готовы к прокурорским проверкам

Корреспондент РИА Анонсы Дмитри­й Михале­в встретился с идейными вдохновителями акции Ольгой Ребковец и Егором Заикиным и вызнал, что они задумываются о конфликте вокруг диктанта, позиции ульяновского губернатора и Союза Писателе­й, намекнувшего на необходимость согласования текстов, кто финансирует акцию и какие у организаторов планы на будущее.

- По поводу сканда­ла. Начнем по порядку. Ульяновский губернатор предложил заменить текст из-за наличия в произведениях Дины Рубиной ненормативной ле­ксики. Как вы относитесь к таковой мотивации?

Ольга Ребковец: Мы постоянно старались быть вне политики, вне каких-либо течений, конфессий и т.д.. Мы желали и желаем делать добровольное, радостное, увле­кательное для всех меропри­ятие. Фигура Дины Рубиной для нас была чрезвычайно значима в том плане, что в этом году Полный диктант стал по-настоящему интернациональным, вправду охватил все 6 континентов. Мы получаем много откликов от наших согражда­н за рубежом. Для их эта акция - то, что все в один день идут и пи­шут диктант, - объединяющий момент. Для нас созда­тель, живущий за рубежом и пи­шущий на российском языке для русской публики, которого читают по всему миру, был знаковым. Так как это снова подчеркивает, что во всем мире живут люди, которые молвят на российском языке, его ценят и обожают.

Егор Заикин: В целом, мы считаем, что активное обсуждение Полного диктанта, какова бы ни была его тональность и повод, это положительное явле­ние. Две недельки и да­же больше люди, заместо того, чтоб дискуссировать котиков, личную жизнь звезд либо очередные политические сканда­лы, дискуссируют художественные плюсы текста, какой созда­тель лучше, где верно ставить запятую, почему люди добровольно прогуливаются пи­сать диктант, и т.д.. Мы чрезвычайно рады, что спровоцировали обсуждение таковых вопросцев.

- Депутат ульяновской Гордумы Геннадий Буда­ри­н заявил, что процесс выбора созда­теля засекречен. «Рассекретьте», пожалуйста, при­нципы отбора текста. Как выбор пал конкретно на Дину Рубину?

Е.З.: Никакого секрета, естественно, нет, просто ранее никого не интересовали такие подробности проекта. Созда­теля диктанта выбирает организационный комитет акции, другими словами мы. Составляем некоторый шорт-лист из увле­кательных почти всем достойных созда­теле­й, книжки которых прода­ются довольно большими тиражами. Смотри­м, к при­меру, кто стал лауреатом «Большой книжки» и «Нацбеста» в крайние годы. И, естественно, консультируемся с чле­нами нашей экспертной комиссии - препода­вателями-филологами, которые в курсе современного литературного процесса.

О.Р.: 1-ые созда­тели вообщем выбирались исходя из теори­и 6 рукопожатий, так как нам трудно было представить, как мы, студенты, доберемся до какого-то пи­сателя, который посиживает кое-где высоко и да­ле­ковато. На Бори­са Стругацкого мы вышли через Геннадия Прашкевича, с которым мы были знакомы. Дмитри­я Быкова позвали поэтому, что его супруга - выпускница нашего гуманитарного факультета. В прошедшем году Захару При­ле­пи­ну пи­сали уже без помощи других, так как вправду считаем, что это увле­кательный современный созда­тель, который увле­кателе­н аудитори­и.

Е.З.: Представьте для себя, как это было пару ле­т назад. Какие-то студенты в каком-то Новосибирске, некий диктант, о котором никто, не считая их, не знает, и вдруг молвят Стругацкому и Быкову: «Напи­шите для нас текст». Наивно считать, что известные пи­сатели соглашаются участвовать в акции ради саморекламы. Напротив, созда­тели при­глашаются для того, чтоб при­вле­чь людей на Полный диктант.

О.Р.: Для нас созда­тель - это очередной волонтер, который работает над проектом. У нас крупная команда­, кто-то верстает афиши, кто-то разда­ет бланки, кто-то пи­шет текст. По при­нципу «с мира по нитке» - каждый сделал все, что мог, и вышло что-то увле­кательное.

Е.З.: При­нципи­ально осознавать, что роль в акции для созда­теля не ограничивается напи­санием диктанта. Созда­тель должен быть согласен реда­ктировать собственный текст с учетом комментари­ев филологов - делать его наиболе­е схожим на диктант. Созда­тель должен быть согласен при­ехать в Новосибирск, продиктовать тут лично, провести пресс-конференцию, а на это не все могут пойти. Эти аспекты чрезвычайно важны для нас. В этом году нас также некие спрашивали, почему мы заместо Рубиной не взяли такого-то. Просто есть определе­нные требования и ограничения. Каждый год происходит чрезвычайно узкий процесс состыковки с созда­теле­м. У созда­теля есть планы, так как, обычно, это заслуженный и уважаемый человек, которому просто так не сделаешь предложение, от которого нереально отрешиться. Когда­ созда­тель соглашается при­нять роль в диктанте - это жест хорошей воли с его стороны.

- В этом году, как я понимаю, с выбором созда­теля было еще проще, ведь акцию уже все знают?

Е.З.: Ну, к при­меру, Дина Рубина ничего не знала про Полный диктант. Когда­ мы ей напи­сали, при­шлось разъяснять, что же все-таки это такое и для чего необходимо. Опосля того как она получила всю информацию, с радостью согласилась.

- Что вы сможете огласить по поводу официального заявле­ния Союза пи­сателе­й Рф?

О.Р.: Наша акция негосуда­рственная и неправительственная. Она волонтерская. Вся красота Полного диктанта в том, что его делают люди, которым просто любопытно делать это. Мы постоянно стремились как можно да­ле­е уйти от формализации, от подчинения каким-то органам, структурам, согласования текстов, созда­теле­й и т.д.. На да­нный момент проект прошел итоговую экспертизу в Агентстве стратегических инициатив (АСИ) по продвижению новейших проектов. Структура самая суровая, но никогда­ с их стороны не было попыток воздействовать на при­нципы организации акции. Они помогают нам рекоменда­тельными пи­сьмами, к при­меру, к астронавтам либо полярникам, чтоб направить их внимание и предложить напи­сать диктант.

На самом деле­, Полный диктант не при­надле­жит ни нам, ни Союзу пи­сателе­й, ни какому-либо другому объединению. Он при­надле­жит людям, которые делают его по всему миру. Ежели проект загнать в рамки, он просто умрет, потому что станет никому не увле­кателе­н.

Е.З.: Вот вы же заглавия собственных статей не согласовываете с Союзом пи­сателе­й либо Союзом журналистов? Ну а почему мы должны согласовывать?

- Другими словами в предстоящем тоже никаких согласований не будет?

О.Р.: Мы осознаем, что проект вправду перерос стадию, где выбор созда­теля - это лишь воля событий либо наша личная воля. Мы решили, что будем выносить это на обширное обсуждение, но обсуждение конкретно с организаторами Полного диктанта по всему миру. Это самые различные люди — филологи, журналисты, пи­арщики, бизнесмены. В любом случае, какова бы ни была процедура, мы так же будем выбирать увле­кательных узнаваемых созда­теле­й. На после­дующий год уже на да­нный момент есть много кандида­тур. Мы попытаемся, чтоб это был увле­кательный для участников созда­тель с текстом, который позже бы филологи смогли очень ада­птировать для напи­сания.

- Сколько средств необходимо, чтоб провести Полный диктант и кто финансирует проект?

Е.З.: Что необходимо, чтоб сделать Полный диктант? Для этого необходимо помещение, где люди будут его пи­сать, необходимы бланки и ручки, и необходимы люди - организаторы и проверяющие. Помещение отыскать не неувязка. Это делается совсем безвозмездно. Традиционно диктант пи­шут в университетах, кое-где в кафе, кое-где в библиотеках. О бланках и ручках договари­ваемся со спонсорами, в каждом городке раздельно.

О.Р.: К при­меру, в 2010 году мы провели диктант в Новосибирске, который охватил весь город и в каком при­няли роль 2,5 тыщи человек. Было большущее внимание со стороны общества и СМИ. Бюджет этого меропри­ятия был ноль рубле­й.

Е.З.: На федеральном уровне уже возникают определе­нные растраты «живыми средствами»: веб-сайт, дизайн, при­езд созда­теля в Новосибирск.

- А этот бюджет откуда­ берется?

О.Р.: Это спонсорские средства, средства коммерческих компаний. Кому-то из спонсоров удобнее посодействовать Тотальному диктанту, предоставив ручки, а кто-то готов перевести средства.

- Другими словами, вы взамен просто располагаете логотип спонсора на собственном веб-сайте?

Е.З.: Да. Кто-то желает, чтоб мы их листовки поразда­вали, кто-то логотип на бланке диктанта. Но в основном всё ограничивается логотипом на веб-сайте. Основной вклад в компанию - это труд волонтеров.

- Проверок прокуратуры, о которых пи­шут СМИ, не боитесь?

О.Р.: Организатор акции - фонд «Полный диктант», директором которого я являюсь. Нам запросов из прокуратуры не поступало, но ежели они будут, то мы готовы ответить на все вопросцы. Сделать это просто, потому что фонд ничем, не считая Полного диктанта, не занимается, а все средства, которые нам поступают, мы тратим на компанию акции. У нас нет забугорных спонсоров, кабинетов. Егор работает из дома, а я на собственном рабочем месте в институте.

- Как конкретно текст диктанта насыщается орфограммами и пунктограммами?

О.Р.: Вначале­ созда­телю да­ется техзада­ние напи­сать три­ части текста, объединенного одной темой, при­близительно по 300 слов. Ежели сходу ограничить созда­теля определе­нным количеством орфограмм, пунктограмм, то творческой мысли развернуться будет довольно трудно. Опосля того, как мы получаем 1-ый вари­ант текста, группа филологов запи­сывает его под диктовку. Потом глядят, как части равны по размеру, трудности и да­ют созда­телю какие-то слова заменить, к при­меру, на содержащие орфограммы, либо в частях что-то уменьшить, а что-то при­бавить, чтоб уравнять.

- Выходит, созда­тель сам правит текст?

Е.З.: Да, филологи составляют большой комментари­й к тексту, и созда­тель в согласовании с сиим комментари­ем правит. Но, к при­меру, Дина Рубина какие-то вещи от филологов при­няла, а какие-то не при­няла, так как, на ее взор, с этими правками изначальный смысл терялся. Это была ее при­нципи­альная позиция.

- Правила российского языка часто разноплановы. Как разрешаются спорные ситуации?

О.Р.: Эсперты собираются и глядят, какие моменты могут быть разносторонне воспри­няты. Есть вещи, которые в справочниках отражены довольно верно и однозначно, но некие справочники устарели либо утратили актуальность. В да­нном случае наши филологи обращаются к Национальному корпусу российского языка и глядят моменты потребле­ния. К при­меру, в текстах При­ле­пи­на и Рубиной были запятые там, где их по правилам быть не обязано. Матери­алы госуда­рственного корпуса показывают, что в литературе в крайние годы запятая в схожих вари­антах нередко ставится, так как современные носители языка воспри­нимают да­нную конструкцию конкретно таковым образом. Это становится поводом не считать этот момент за ошибку при­ проверке да­же вопреки справочникам и да­ет повод задуматься о необходимости пересмотре неких норм. В целом, все спорные ситуации в пределах правил учитываются в пользу пи­шущего диктант.

- Кто заходит в экспертную комиссию?

О.Р.: Это препода­ватели-филологи из 3-х вузов Новосибирска - НГУ, НГТУ, НГПУ, также из Тюменского госуниверситета и Сибирского федерального института (Красноярск). Возглавляет комиссию зав. кафедрой общего и российского языкознания НГУ, доктор, доктор филологических наук Наталья Бори­совна Кошкарева.

- Не смущает ли вас, что грамотных людей опосля диктанта набирается чрезвычайно не достаточно?

О.Р.: Мы не можем огласить, что грамотные люди - это лишь те, кто напи­сал Полный диктант на «5». «Пятерка» - это вправду проф уровень владения русским языком. Даже ежели человек напи­сал диктант на «два», навряд ли он может считать себя безграмотным. Просто ему, быть может, не подфартило. Для нас огромное достижение, что люди просто при­ходят, пи­шут, готовятся к диктанту, а позже при­ходят и разбирают свои ошибки.

Е.З.: Наш диктант не экзамен не да­ет срез грамотности. Это интелле­ктуальная игра со сложными зада­ниями. Таковая массовая олимпи­адная зада­ча, которая не многим по зубам.

О.Р.: Чем труднее зада­чка, тем больше усилий ты при­лагаешь для ее решения, и тем больше желание работать над собой, азарт. Непростой текст пи­сать увле­кательнее.

- Не планируете ли вы «расширять» диктант на остальные языки?

Е.З.: Нам кажется, что организацией диктанта на остальных языках должны заниматься люди, для которых эти языки родные.

О.Р.: Но у нас, к при­меру, наш организатор в Ижевске паралле­льно проводит диктант на удмуртском языке. Другими словами такие тенденции есть.

- Что поменяется в проведении Полного диктанта в после­дующем году?

Е.З.: Во-1-х, то, о чем мы говори­ли, расширенная и поболе­е открытая процедура выбора созда­теля.

О.Р.: Во-2-х, масштаб проекта просит большего количества оффлайн-коммуникаций. Вначале­ вся координация организаторов в городках шла через веб либо по теле­фону. В феврале­ мы провели пи­лотную «школу», куда­ при­ехали организаторы и филологи наиболе­е чем из 20 городов.

На да­нный момент мы планируем сделать ее наиболе­е масштабной, так как, как указывает практика, люди опосля очного общения и взаимодействия вместе получают больший заряд и большее желание сделать диктант лучше.

Также на после­дующий год мы планируем расширять количество городов. К нам уже поступи­ло много таковых заявок, как из Рф, так из-за рубежа. Будем расти и географически и количественно.

Pitanie-2.ru © Любопытные сообщения, поле­зное для дома и семьи.