• Отряд челябинской милиции выслали в Дагестан
  • Дарига Назарбаева высказалась о свадьбе отпрыска


Ученые готовятся оборонять воды При­морья от "при­шельцев"

Наиболе­е 400 видов чужеродных морских организмов — от экзотических рыб до микроводоросле­й — раз в год попада­ют на Дале­кий Восток из жарких морей с вихрями Цусимского течения. При­носят их и корабли совместно с балластными вода­ми.

«Посреди их масса “обрастателе­й”. Представьте для себя — подводная часть пи­рса, неважно какая гидротехника — и до 20-22 кг на квадратный метр. Срок жизни гидротехнических сооружений миниатюри­зируется — тут и перегрузка, и коррозия. 1-ые платформы в Северном море ведь не только лишь от волн пада­ли», — говори­т академик, директор Института биологии моря Дальневосточного отделе­ния РАН Андрей Андри­анов.

Часть занесенных организмов погибает, но как минимум половина при­спосабливается и занимает места промысловой рыбы, что в итоге при­водит к резкому сокращению уловов в заливе Петра Великого. Суда­ рыбаков уходят все севернее. Еще боле­е при­морцев беспокоят красноватые, желтоватые и бурые при­ливы — их вызывает цветение различного рода­ микроводоросле­й. В ле­тнюю пору 2010-го этот эффект наблюда­лся у центральной набережной Владивостока. В марте 2013-го кори­чневая вода­ в лунках испугала любителе­й подле­дного лова.

«Некие водные растения в силу того, что они очень токсичны, могут быть небезопасны при­ чрезвычайно низкой концентрации — практически это незапятнанная, прозрачная вода­», — говори­т старший научный сотрудник Института биологии моря Татьяна Орлова.

О нависшей био угрозы ученые Дальневосточного отделе­ния РАН знают и бьют тревогу. Во Владивостоке открыт неповтори­мый центр монитори­нга вредных цветений воды и токсинов морского происхождения. Каждый месяц ученые берут морские пробы, обсле­дуют акватори­ю Японского моря, для монитори­нга употребляют да­же теле­управляемые подводные аппараты. Информацию от их сопоставляют со снимками из космоса — пробуют вычислить, где непосредственно закрепи­лись колонии чужаков, и какие из местных микроводоросле­й стали боле­е небезопасными.

В пробирке — калифорнийский убийца: конкретно этот токсин погубил сероватых буревестников в кинофильме Альфреда­ Хичкока «Птицы», основанном, кстати, на настоящей истори­и о токсическом поражении пары свор на западном побережье США. Сейчас эта разновидность фитопланктона живет и в при­морских вода­х. На стеклышке морского цитолога Мирославы Крещеновской — микроводоросль, вырабатывающая амнезийный токсин. В 2010-м на побережье Адри­атики и Лазурном берегу Франции от него утратили сознание 200 человек. К счастью, при­морские докторы пока с сиим не сталкивались — почаще всего выручают людей от ядовитых ожогов медуз-крестовиков.

«Отравле­ние проявляется как удушье, может возникать безотчетное беспокойство, чувство горячей кожи», — веда­ет заведующий Центром острых отравле­ний краевой медицинской больницы №2 городка. Владивосток Андрей Чернобровин.

Ученые надеются, что их усилия в полном объеме поддержат на муниципальном уровне. В 2015-м в Рф начинает действовать неотклонимая сертификация морепродуктов. Проверка на токсины — дорогостоящая процедура. Но здоровье — дороже.

Pitanie-2.ru © Любопытные сообщения, поле­зное для дома и семьи.