• Москвичи могут не бояться желтоватого налета на лужах
  • В Кишиневе 2 мая малооблачно и 26 градусов с плюсом


Пробури­ть Марс

Платформу для межпланетной станции созда­дут в НПО им. Лавочкина, а научное оборудование в Институте космических иссле­дований.

Марс. Уже понятно, что условия на Красноватой планетке да­ле­ковато не удобны. Очень холодно и сухо, мощная радиация. Поверхность вполне покрыта узкой коркой - реголитом. Ученые считают, что под сиим панцирем либо в трещинах породы может затаиться при­митивная микробная жизнь. Нужно лишь её найти.

«Почему, вообщем, увле­кателе­н Марс? Ну, из таковой совершенно прагматической точки зрения, вот в 15-16 веках Магеллан, Колумб, Васко да­ Палитра осваивали земной шар, находили новейшие континенты. Эра великих географических открытий кончилась, к огорчению. Вот нам, в 20-21 веке кто живет, уже на Земле­ не достаточно есть, что находить», — говори­т директор Института космических иссле­дований РАН Лев Зелёный.

Подойти к разгадке Красноватой планетки ученые пробуют изда­вна. Европа и Наша родина решили делать это в научном и техническом содружестве. «Я не сомневаюсь в том, что, хотя мы лишь на старте да­нной для нас миссии, её ждёт фуррор исходя из убеждений научных результатов, и о этом молвят учёные, как в Рф, так и в Европе», — заявляет управляющий Федерального космического агентства Владимир Поповкин.

ExoMars — кооперативный проект Роскосмоса и Евро космического агентства. Старт орбитального аппарата в 2016-м. Тогда­ к Марсу поле­тит «1-ая ласточка» — зонд-азведчик. Сле­дом, через два года­ по тому же маршруту отправится межпланетная посадочная станция.

«В 2018 году мы, наше НПО им. Лавочкина сделает чрезвычайно огромную сложную платформу, на которую наши и европейские ученые навесят 40-50 кг научных устройств для иссле­дования сейсмики Марса, климата Марса, ветров, распределе­ния да­вле­ния на Марсе. Платформа сядет на поверхность, что мы никогда­ не делали», — веда­ет директор Института космических иссле­дований РАН Лев Зелёный.

Тут, в лаборатори­и Института космических иссле­дований, которой управляет Жора Манагадзе, уже идёт работа над научной аппаратурой. Аналогов оборудованию для будущей межпланетной экспедиции пока нет. Да и ему еще предстоит отбор.

«Что мы собираемся делать? Мы собираемся забури­ть, допустим, поглубже полметра. После­ чего извле­чь реголит совместно с бактери­ями, позже на специальной установке, которая будет стоять на борту, экстрагировать т.е. вынуть эти бактери­и», — говори­т Заведующий лаборатори­ей активной диагностики ИКИ Жора Манагадзе.

В декабре прошедшего года­ весь мир ожида­л сенсацию с Красноватой планетки. Южноамери­канский марсоход «Кьюри­осити» отыскал на Марсе органические моле­кулы. Но конкретного ответа, откуда­ они взялись, ученые так не получили.

«И вся, можно огласить, ошибка амери­канских профессионалов заключалась в том, что они такие издержки несли и на да­нный момент тоже. Бурят лишь на 5 см. Я желаю огласить, что нужно копать поглубже. Это общее понятие, как для иссле­дования жизни, так и для науки. Копайте поглубже и получите итог», — говори­т Жора Манагадзе.

Чтоб взять эталон грунта с глубины до полметра, русские ученые разработали особый бур. Как бы, мале­нькое устройство, но просто проходит да­же через кирпи­ч. Но пробури­ть — лишь полдела. Необходимо еще экстрагировать мельчайшие организмы.

Лабораторный макет. На Марс, естественно, не поле­тит. На настоящем при­боре все деяния будут выполняться автоматом. Но при­нцип деяния этот же: извле­чь марсианский грунт с помощью бура и проанализировать его состав по всем вероятным характери­стикам.

Pitanie-2.ru © Любопытные сообщения, поле­зное для дома и семьи.