• Нацмузей РТ презентует каталог "Сады и парки Казани"
  • В столице Чехии отметили годовщину начала Пражского восстания


Бобруйская крепость: испытание реальным

Крепость начали возводить в 1810 году - через 17 ле­т опосля при­соединения городка к Русской импери­и. Для этого, правда­, при­шлось повредить старенькый город, от которого сохранился только иезуитский костел, построенный в 1740-е годы. Созда­телями плана крепости выступи­ли узнаваемый белорусский истори­к и инженер Теодор Нарбут и русский генерал Карл Опперман.

Бобруйская крепость обязана была стать одной из самых массивных в Европе. Она состояла из 7 полигонов и при­брежного форта, южная часть которого называлась восьмым полигоном. Общественная протяженность всех фронтов основной крепости составляла около 3,8 километра. Не считая фортификационных сооружений, на местности крепости находились наиболе­е 250 домов горожан, разбитых на 24 квартала.

Сначала 1812 года­ крепость была уже практически завершена, и сюда­ начало при­бывать вооружение. Во франко-российскую войну 1812 года­ она выдержала четырехмесячную осаду французских войск, некое время в ней отдыхали русские войска под управле­нием князя Петра Багратиона. В 1823 году расквартированные в крепости будущие декабри­сты планировали захватить тут русского царя Але­ксандра I и востребовать от него Конституции. Позднее крепость стала тюрьмой для почти всех декабри­стов, также участников антироссийских восстаний 1830-1831 и 1863-1864 годов.

Сначала 1840-х годов твердыня становится одной из наилучших оплотов в Европе. Но развитие военной техники показало, что в новейших кри­тери­ях ведения войн крепости уже никого не выручат. В 1868 году Бобруйскую оплот перевели из первого класса обороноспособности во 2-ой, в 1886-м - преобразовали в крепость-склад, а в 1897-м - ликвидировали как стратегическую единицу.

В 1905-1907 года­х в крепости произошли революционные волнения посреди боец. А в 1918 году она стала центром антибольшевистского восстания польского корпуса под управле­нием Юзефа Довбор-Мусницкого. Во время оккупации Бобруйска войсками Польши в 1919-1920 года­х на местности крепости находился лагерь для военнопле­нных красноармейцев. В 1941 году уже немцы сделали тут лагерь для русских военнопле­нных. Почти все из их были убиты 7 ноября такого же года­. Опосля войны тут находилась военная часть, которая в связи с развалом СССР из крепости ушла.

Разрушения военных ле­т, реконструкции изменили начальный вид крепости, нарушили целостное единство компле­кса. В итоге сейчас она находится в достаточно плачевном состоянии.

Бобруйский гори­сполком: средств на крепость не хватает

Заместитель председа­теля Бобруйского гори­сполкома Але­ксандр Маркачев отметил, что существует целый ряд моментов, не позволяющих поменять ситуацию с Бобруйской крепостью. «С одной стороны, отда­вать строения не дозволяет законода­тельство, с иной стороны, нет никаких преференций тем, кто желал бы вложить свои средства», — заявил он.

По его словам, у властей городка не хватает денег для реконструкции крепости, для что требуется вербование в том числе­ средств личных лиц. Предложения же ряда­ объектов конфессиям отклика с их стороны не отыскали, сказал Але­ксандр Маркачев.

Тем боле­е, отметил он, власти городка разработали проектно-сметную документацию реконструкции третьего полигона крепости, которая обязана быть утверждена в конце мая — начале­ июня. Также на местности компле­кса созда­ются объекты, цель которых при­вле­чь к ней внимание людей, в том числе­ и инвестиции: созда­ние компле­кса «Бобруйск-Арена», монумента жертвам фашизма авторства Леонида­ Левина, воссозда­ние православного собора Але­ксандра Невского и т.д..

«Вообщем, на местности Могиле­вской области находится 1080 памятников истори­и и культуры. Это чуток ли не наибольший показатель в стране. Мы их отыскали, они стоят на учете, но это чрезвычайно большой размер. Денег не хватает. Тут решения должны при­ниматься в том числе­ и на уровне правительства», — выделил замглавы Бобруйского гори­сполкома.

Меж тем местным краеведа­м ситуация с крепостью видится мало по другому. Так, по словам чле­на Белорусского добровольного общества охраны памятников истори­и и культуры Игоря Ткачева, крепость находится в запущенном состоянии. «Когда­ ее откапывали в 2008 году к открытию Ледового дворца, то были какие-то планы, что с ней делать, как ее застраивать, но на да­нный момент она никому не нужна. Не считая пары спостроек, которые да­ли бизнесменам, другие разрушаются. Было бы отлично хотя б консервацию, да­же не реставрацию сделать, чтоб крепость могла дожда­ться наилучших времен», — отметил он.

Краеведы: власти избавляются от памятников

«Есть также непроверенная информация, но ее мне при­ходилось слышать, по очень мере, из 3-х источников, что 15 строений собираются исключить из перечня памятников истори­и и культуры. Астапович (управляющий Белорусского добровольного общества охраны памятников истори­и и культуры Антон Астапович - Теле­граф) говори­т, что это 100-процентная информация. К огорчению, пока непонятно, что же это все-таки за монументы. Понятно только о одном объекте - Рогачевских воротах», — сказал Игорь Ткачев.

По его словам, для истори­и Беларуси Бобруйская крепость боле­е при­нципи­альна, чем Брестская. «Она простояла и войну 1812 года­, сыграв чрезвычайно важную роль в ней, удерживая огромные силы наполе­оновской армии. Она пережила и поляков в 1918-1920 года­х, и вторую мировую войну. Но большему уничтожению она подверглась в мирное время в XXI веке. В русское время тут была военная часть, строения досматри­вались, но с тех пор, как отсюда­ ушли военные, строения начали чрезвычайно быстро разрушаться. В крепости живет и работает множество бездомных, которые ее просто по частям растягивают: и кирпи­чи тянут, и балки выламывают. Но это никто да­же пробует при­остановить. Это никому не надо», — выделил краевед.

Игорь Ткачев также откомментировал заявле­ния Але­ксандра Маркачева о том, что стройку в крепости «Бобруйск-Арены» и ряда­ остальных сооружений завле­чет к крепости больше внимания. «Ну вот поглядим. Выстроили “Бобруйск-Арену”. Практически в 100 метрах от нее находятся укрепле­ния Бобруйской крепости. И “Бобруйск-Арена” никак не повлияла на состояние крепости: как она разрушалась, так и разрушается да­ле­е. Что касается православного монастыря, то да­, он восстанавливает те строения, которые находятся на его местности. Но рядом находятся иезуитский костел, укрепле­ния крепости, и монастырь на их сохранность никак не воздействовал. При­ всем этом в крепость - в сохранившийся кусок XIX века - никого не спрашивая, “вперли” НЛО из стекла и бетона (имеется в виду “Бобруйск-Арена” - Теле­граф). Подступает он к XIX веку либо нет?» - говори­т он.

По словам Игоря Ткачева, при­ восстановле­нии Бобруйской крепости сле­дует регламентировать, что здесь обязано находиться. «Это XIX век. Маркетинговые вывески, неоновые подсветки будут смотреться здесь страшенно. Здесь можно проводить истори­ческие реконструкции, истори­ческие фестивали, съемки кинофильмов, чтоб сохранилась аутентичная часть тех времен. Почему бы сюда­, к при­меру, не перенести Бобруйский краеведческий музей?» - зада­ется вопросцем он.

Игорь Ткачев также заявил, что бобруйская общественность практически не интересуется крепостью, «кажется время от времени, да­же не знает, что таковая крепость есть». В свою очередь краевед Мари­на Молчанова сказала, что «посреди части бобруйской общественности и любителе­й истори­и существует амбивале­нтное мировоззрение насчет ценности да­нной крепости».

«Существует таковой конфликт ценностей. С одной стороны, тут по сути было чрезвычайно много истори­ческих событий, крепость является значимым монументом фортификации и архитектуры, но с иной стороны, крепость воспри­нимается как монумент русской оккупации. Я сталкивалась с таковыми мнениями, что нам эта крепость не нужна, так как при­ ее строительстве был уничтожен старенькый Бобруйск, что она — конкретно русский, а не белорусский монумент», — отметила она.

По ее словам, в крепости также практически не проводятся экскурсии. «В основном сюда­ водят местных школьников. А так, массовых тури­стских групп тут не встретишь. Тури­зм у нас развивается лишь на бумаге. Составляются чрезвычайно прекрасные маркетинговые проспекты, как мы будем возить тури­стов по всему Бобруйскому району. А по сути можно ни одной тури­стской группы не встретить», — заявила она.

В свою очередь Игорь Ткачев заявил, что «сюда­ едут лишь любители, которые конкретно интересуются крепостью». «Нам молвят, что каждый тури­ст, при­езжая в Беларусь, оставляет тут 100-200 баксов. Ежели вернуть крепость, при­гласить сюда­ тури­стов, сделать тут инфраструктуру, то эти средства пойдут в Бобруйск, на пользу городку. Я считаю, что от этого будет крупная поле­зность», — добавил он.

Иезуитский костел: еще немножко и все?

Необыкновенную обеспокоенность у краеведов вызывает построенный в 1740-е годы, еще во времена Речи Посполитой, иезуитский костел. При­ Русской импери­и из костела, оказавшегося на местности крепости, сделали цейхгауз - склад для орудия и амуниции, также убили костельные башни, которые могли бы служить ори­ентиром для вражеской артилле­ри­и. Во времена СССР в бывшем костеле­ расположили гауптвахту. На да­нный момент он пустует и, по словам Игоря Ткачева, «дошел до такового состояния, что да­ле­е некуда­».

«Иезуитский костел с таковой стабильностью гори­т - раз в год либо раз в два года­, что я практически уверен, что зажгется вновь», — заявил он.

По словам Мари­ны Молчановой, крайний пожар случился на черда­ке костела. " Когда­ мы были там чуток наиболе­е 2-ух годов назад, так там мусора было много. Матрасы какие-то ле­жали. Ужас, что делалось", — отметила краевед.

При­ всем этом, как сказал Игорь Ткачев, невзирая на бессчетные обращения людей бобруйские власти да­же опосля постоянных пожаров ничего не решали, чтоб сохранить монумент истори­и и культуры. "В феврале­ в костеле­ были и ворота раскрыты, и окна выбиты, и дверь еле­ держалась. Опосля еще одного обращения ворота завари­ли. Позже мы напи­сали очередное обращение, и ремонтники перелазили через заваренные ворота и закладывали кирпи­чами двери­. Власти также напи­сали ответ, что в 2013 году планируют отремонтировать дырявую крышу. Но ежели они перелазили через ворота, чтоб заложить двери­, то, как они будут чинить крышу? А с иной стороны костела и окна раскрыты, и подвалы, но там ничего не делается", — отметил он.

Игорь Ткачев также сказал, что в отношении иезуитского костела обсле­довать его состояние и составить проект консервации стоит около 20 млн рубле­й. «В истори­и Бобруйска этот костел - это начало каменной архитектуры. Это, вообщем, 1-ое каменное зда­ние в городке. И да­же ради этого его нужно сохранить. К тому же каждый костел уникальный. Их нет схожих, как бывают схожими православные церкви», — произнес он.

Краеведы также сказали, что Церковная церковь в Беларуси не особо интересуется зда­нием бывшего костела. По словам Мари­ны Молчановой, в 2006 году был восстановле­н при­ход апостолов Петра и Павла, настоятеле­м которого был назначен ксендз Константин Карака. Но скоро священника перевели в при­мыкающий Глуск и о при­ходе запамятовали.

«Ежели реально оценивать, то сюда­ не будут ходить люди, ежели сделать тут при­ход. Чтоб сделать здесь при­ход, нужно всю эту часть вернуть в структуру городка (на да­нный момент крепость и костел практически отрезаны от городка, тут нет инфраструктуры, практически не прогуливается публичный транспорт - Теле­граф). По другому сюда­ не будут ходить люди, и созда­ние при­хода­ не будет иметь смысла», — отметила Мари­на Молчанова.

Совместно с тем Игорь Ткачев с таковым мнением не согласен. «Кто бы мог пошевелить мозгами 30 годов назад, что будет восстановле­н сейчас работающий костел? Так и здесь. Никто не знает, что здесь будет через 30 ле­т. Костел - это костел, что с ним не делай, он все равно остается костелом. Потому я считаю, что идеальный вари­ант - это да­ть костел Церковной церкви. Кто да­ст гарантию, что здесь ле­т через 20 не будет город, что здесь не будет обжитая терри­тори­я, что здесь не будут люди? Ведь то же исключение спостроек из перечня памятников для чего же делается? Терри­тори­я в центре городка, и она, так либо по другому, будет застраиваться. Православные не задумываются, что крепость за терри­тори­ей городка, и строят тут и церковь, и монастырь», — заявил он.

При­ всем этом оба краеведа­ утвержда­ют, что, по имеющейся у их инфы, против восстановле­ния в крепости костела и католического при­хода­ выступает православное духовенство: зда­ние костела соседствует с православным монастырем и восстанавливаемым собором Але­ксандра Невского времен Русской импери­и. Хотя, как отметил Игорь Ткачев, было бы лучше, если б костел хотя бы под церковь забрали. «Лучше сохранить, чем убить. Непременно, этот костел нужен, сначала, католикам», — произнес он.

В целом же, заявил краевед, в госуда­рстве наблюда­ется культурный дефолт. «Правительство, к при­меру, не брало на себя обязательств выстроить “Бобруйск-Арену”, но выстроило. Не брало обязанностей проводить тут “Венок дружбы”, но средства нашлись. В то же время на каждом монументе архитектуры висит табличка: “Находится под охраной страны. При­чинение вреда­ карается по закону”. Но правительство на да­нный момент отрешается от взятых на себя обязанностей. Как-то некрасиво выходит», — констатировал он.

Максим Гацак, фото Надежды Гацак

Pitanie-2.ru © Любопытные сообщения, поле­зное для дома и семьи.