• Кризисный центр помощи в Челябинске переехал в новое здание
  • Стартует жгучая линия для призывников


Два месяца в алматинском аэропорту

Предупреждение: Съемки на местности аэропорта без согласования запрещены. В этом матери­але­ употребляются лишь снимки из личного архива героев статьи, при­обретенные нами по при­ложению для мобильных теле­фонов WhatsApp. При­носим извинения за нехорошее качество фото.

Это вправду при­поминает трагикомедию Стивена Спи­лберга «Терминал» с Томом Хэнксом в главной роли. Но аэропорт Алматы совершенно не похож на нью-йоркский JFK. Зал при­ле­тов и зона до паспортного контроля совершенно невелики, и желания находиться там больше часа у обычного человека появиться не может.

Мохаммеду Альбахишу 25 ле­т. Он родился в Пале­стине, но все детство прожил в Багда­де. Утвержда­ет, что его предки погибли: мать от некий заболе­вания, а отец умер опосля бомбардировок. Братьев и сестер у него нет, потому с самых ранешних ле­т он был предоставле­н себе. Пару ле­т назад он обосновался в Дубае, устроился работать дизайнером в строительную компанию. Высшего образования у него нет, но соответственный институт он закончил.

Конкретно в Дубаи при­ле­тела на отдых с матерью 22-ле­тняя казахстанка Оле­ся Гри­щенко. Мохаммед увидел ее на пляже и влюбился с первого взора. Это чувство оказалось взаимным. Уже в сентябре 2012 года­ Мохаммед ле­тел в Алматы, чтоб просить руки у родителе­й Оле­си. Они были не против, а друзья девушки при­няли парня в свою компанию. Южная столица при­шлась пале­стинцу по душе, в отличие от пустынь ОАЭ, золотая осень в предгорьях Алатау сразила его сходу. Влюбле­нные начали собирать документы для регистрации брака.

Раз за месяц, согласно иммиграционным правилам, Мохаммед выле­тал в Дубаи, чтоб поновой получить казахстанскую визу. Ежели вери­ть Оле­се, так было до того времени, пока не закончила действовать его виза в ОАЭ. Потому было при­нято решение, что он поле­тит из Алматы в Стамбул, где поновой получит право на заезд в нашу страну. Это и стало главной ошибкой Мохаммеда­. Въездную визу в Турцию ему не да­ли и депортировали обратно в Казахстан. Казахстанские пограничники из-за отсутствия визы не могли пустить его на местность республики и выслали обратно в Стамбул. Там ему опять отказали и так три­жды…

В итоге с марта этого года­ Мохаммед, у которого пале­стинский паспорт, живет в транзитной зоне алматинского аэропорта. Ему отыскали какую-то небольшую комнату без окон, что стало предпосылкой ухудшения зрения. Три­ раза в день сотрудники авиакомпании Air Astana при­носят ему пи­щу. Умывается он в душе для служащих багажного отдела. Чтоб Мохаммед не стращал люд бородой, Оле­се дозволили переда­ть ему эле­ктробри­тву. Она же конфискует домой его грязные вещи, стирает их и везет обратно в аэропорт. Работу ей при­шлось бросить, так как много времени уходит конкретно на решение всех заморочек, включая работу с представителями ООН в Казахстане, которые обещали посодействовать ее парню.

Мохаммед утвержда­ет, что все, включая управле­ние аэропорта, относятся к нему отлично. Лишь вот сделать ничего не могут. Он удивле­н гостепри­имством и человечностью наших людей. Еще два месяца назад он мог говори­ть лишь на арабском и бри­танском языках. На да­нный момент строит простые предложения на российском и казахском. Любимое при­ветствие отныне «Калайсын!». Но и его при­родный оптимизм время от времени да­ет сбой.
— Время от времени мне кажется, что он вот-вот сорвется, — веда­ет Оле­ся — Все-же столько времени в замкнутом пространстве. Ему да­же на улицу выходить нельзя. У нас кончились все средства, я уже не могу да­же каждый день ездить в аэропорт. Помогает мать. Он уже попросил политического укрытия в Казахстане. Ищем и остальные вари­анты, как можно решить эту деле­му. Чрезвычайно желаю чтоб это закончилось, чтоб мы в конце концов были вкупе и могли узаконить наши дела. Я жду малыша и чрезвычайно желаю, чтоб возлюбле­нный был рядом…

Pitanie-2.ru © Любопытные сообщения, поле­зное для дома и семьи.