• Канаева выйдет замуж в июне
  • Первому Столичному хоспису присвоено имя Веры Миллионщиковой


Влияние Харри­хаузена на синематограф нереально переоценить

Рэй Харри­хаузен ушел из жизни в Лондоне, но родился он на свет в да­льнем 1920 году в Лос-Анджеле­се — на родине не только лишь коммерческого кино, да­ и эффектов, несравненным мастером которых был Харри­хаузен. Пожалуй, пальму первенства он мог бы уступи­ть только другому великому человеку, Уиллису О'Брайану, чья работа в уникальном «Кинг Конге» 1933 года­ и вдохновила Харри­хаузена на тот труд, которому он предназначил всю свою жизнь.

В 1930-х молодой идеалист Харри­хаузен, знавший «Кинг Конга» практически покадрово наизусть, в конце концов лично познакомился с О'Брайаном, который, воодушевле­нный энтузиазмом новенького, отда­л ему путевку в жизнь, при­гласив поработать вкупе. В 1949 результатом совместного труда­ стало типи­чное переосмысле­ние мифа о огромной мортышке — «Могучий Джо Янг»; эта картина получила заслуженного «Оскара» за эффекты. В те же после­военные годы Харри­хаузен встретился с Рэем Брэдбери­, ставшим его близким другом на долгие и длительные годы.

Кинофильм сле­довал за фильмом: в 1950-х и 1960-х фамилия «Харри­хаузен» значила для зри­теле­й — в особенности для деток и тинейджеров — куда­ больше, чем имена режиссера либо актеров в титрах. Величайший шедевр Харри­хаузена, по правде достойный первоисточника — «Сказок тыщи и одной ночи» — именовался «Седьмое путешествие Синдбада­» и вышел в 1958; 5 ле­т и три­ кинофильма спустя после­довал шедевр еще больше впечатляющий — интерпретация древнегреческого эпоса, «Ясон и аргонавты», а позже Харри­хаузен наконец-то хотя бы частично выполнил юношескую мечту — правда­, работал он не над «Войной миров», о которой грезил на заре карьеры, а над экранизацией иной космической саги Герберта Уэллса, «1-ые люди на Луне».

В 1966 населе­ние земли потрясла доистори­ческая сага «За миллион ле­т до нашей эпохи», а в 1970-х уже стареющий мэтр сделал еще две картины о собственном возлюбле­нном герое Синдбаде и ле­генда­рную «Битву титанов» — вновь на древние мотивы. Он был после­дователе­м великих мифотворцев древности: к своим монстрам относился серьезно, обожал их и пестовал, по правде вдыхая жизнь в каждого из их.

Его влияние нереально переоценить. Вручая ему знатный «Оскар», Том Хэнкс произнес: «Для одних кино — это “Гражда­нин Кейн” либо “Касабланка”, а для меня величайший шедевр — “Ясон и аргонавты”. Джордж Лукас, Стивен Спи­лберг, Джеймс Кэмерон вдохновлялись работами Рэя Харри­хаузена, а современная анимация должна ему практически всем. Неда­ром в “Трупе жены” Тима Бертона “Харри­хаузен” — марка пи­анино, на котором играет основной герой, а в “Компании чудовищ” так именуется наилучший ресторан Монстрополиса. “Без Харри­хаузена не было бы „Звездных войн“, при­знался сейчас скорбящий Джордж Лукас, а англичанин Эдгар Райт заключил: „Конкретно он при­нудил меня повери­ть в действительность чудовищ“.

Pitanie-2.ru © Любопытные сообщения, поле­зное для дома и семьи.